КРИВОШЕЕВ Григорий Федотович

Генерал-полковник, начальник Главного организационно-мобилизационного управления – заместитель начальника Генерального штаба Вооружённых Сил СССР (1987-1991 г.г.), член-корреспондент Академии военных наук, кандидат военных наук, профессор
Родился 15 сентября 1929 года в селе Кинтереп Легостаевского района Новосибирской области. Отец – Кривошеев Федот Петрович (1902-1941 г.г.), участник Великой Отечественной войны, колхозник. Мать – Кривошеева (урожд. Ганжа) Фёкла Трофимовна (1904-1976 г.г.), колхозница. Супруга – Кривошеева (урожд. Космовская) Галина Николаевна (1932 г.рожд.), педагог. Дочь – Кривошеева Тамара Григорьевна (1956 г. рожд.), юрист. Дочь – Кривошеева Елена Григорьевна (1963 г.рожд.), доктор исторических наук. Внучка – Кривошеева Анна Анатольевна (1979 г. рожд.), юрист.
Григорий Федотович родился и вырос на Алтае. Туда, в село хлеборобов и охотников Кинтереп, что в 120 километрах от Новониколаевска (с 1925 г. – Новосибирск), его родители, переселенцы из Украины, приехали в поисках счастья. Местные жители, а это были в основном старообрядцы, встретили новоселов настороженно, но добрососедские отношения были постепенно налажены. Родители пережили там и Первую мировую, и Гражданскую войны. В составе партизанского отряда
И.В. Громова участвовали в стычках с белочехами. Потом создавали «коммуну», а в 1930 году – колхоз. С началом Великой Отечественной войны, в сентябре 1941 года, Федота Петровича, успевшего повоевать с японцами у реки Халхин-Гол, призвали в армию. Уходя, сказал сыну: «Ты уже взрослый, будь хозяином в семье, береги мать, и не горюй долго, если не вернусь». Последнее письмо от отца пришло из-под Ельни, где он пал смертью храбрых в октябре 1941 года.
Военное полуголодное детство у Григория закончилось рано. Подростка, успевшего непродолжительное время поработать после
7-го класса конюхом, правление колхоза отправило осваивать профессию в сапожную мастерскую. Там под опекой опытного мастера, приехавшего из Поволжья, он научился сапожному делу, стал мастером-модельщиком. А в 1947 году его направили от военкомата, озаботившегося подготовкой квалифицированных кадров для оборонки, в школу фабрично-заводского обучения (ФЗО) в Новосибирск. Обучался токарному и слесарному делу прямо в цехах военного завода. Режим в школе ФЗО был почти казарменный, за серьёзные проступки можно было попасть даже под суд. В мае 1948 года группу выпускников школы, в том числе Григория, направили для работы в город Прокопьевск. Григорий стал токарем на Рудоремонтном заводе шахты имени И.В. Сталина. Руководство предприятия не смогло обеспечить фронт работ для прибывших ребят. Рабочей силы, военнопленных японцев и немцев, и на заводе, и на шахте хватало с лихвой и без них. Директор завода был не против, если кто-то из молодого пополнения, решал возвратиться домой. Так что, проработав токарем три месяца, Григорий вернулся в родной колхоз. Там полного энергии юношу, да ещё получившего рабочую профессию, встретили с распростёртыми объятьями и доверили бригаду. А через год, 28 сентября 1949 года, он был призван в армию.
30 сентября новобранец Григорий Кривошеев был уже в городе Бийске, в школе сержантов 712-го артиллерийского полка 198-й стрелковой дивизии. Требования к будущим младшим командирам в школе были выше, чем в обычной войсковой части, поэтому служба показалась молодому солдату очень тяжелой, но вскоре он втянулся в неё. Летом 1950 года, с началом войны в Корее, Григорий, как и многие его сослуживцы, пишет рапорт с просьбой направить его добровольцем для защиты Северной Кореи. Но в добровольцах нужды не было, зато требовались желающие посвятить свою жизнь армии. Григорий Кривошеев, не имевший к тому моменту среднего образования, успешно сдаёт экзамены в Тюменское военное пехотное училище. В ходе учёбы, восполняя пробелы в образовании, успевал после занятий в училище посещать уроки вечерней школы при Доме офицеров. Училище закончил в 1953 году по первому разряду и возвратился в 198-ю стрелковую дивизию командиром стрелкового взвода.
Служба молодому лейтенанту не приносила удовлетворения. В подразделениях была крайне низкой дисциплина. На её уровень отрицательно повлияли призванные после амнистии 1953 года бывшие заключённые. Не прибавляло настроения офицерам также проводимое сокращение армии. Надо было думать о дальнейшем жизненном пути. В этот период Григорий становится семейным человеком, решает поступать на вечернее отделение в Томский политехнический университет. В 1959 году он сдаёт успешно вступительные экзамены, однако именно в этот момент для доукомплектования Омского высшего военного общевойскового училища потребовались перспективные и хорошо подготовленные офицеры. В их числе оказался и Григорий Кривошеев. Об университете пришлось забыть. А затем – новое крупномасштабное сокращение армии и снова мучительный вопрос, как быть дальше. Как и многие сослуживцы, он пишет рапорт на увольнение в надежде поступить в Омский автодорожный институт, но получает отказ.
В 1961 году, после завершения в Вооружённых Силах сокращения офицерских кадров и когда армейская жизнь вошла в свою привычную колею, старшего лейтенанта
Г.Ф. Кривошеева, имевшего уже семилетний стаж командования взводом, выдвинули на должность командира курсантской роты. А в 1961 году в его командирском становлении начался новый этап: он поступил в звании «капитан» в Военную академию имени М.В. Фрунзе. Время окончания учёбы в академии совпало с созданием нового вида Вооруженных Сил, Ракетных войск стратегического назначения. Поэтому многим выпускникам было предложено стать начальниками штабов ракетных полков. Григорий Кривошеев отказался, поэтому вместо полкового звена, куда обычно назначали выпускников этого военно-учебного заведения, ему была предложена должность командира батальона 469-го мотострелкового полка 115-й мотострелковой дивизии, дислоцировавшейся в украинских городах Лубны и Пирятин. Там выпускник академии получил хороший опыт работы с личным составом. В этом полку дивизии сокращенного состава полностью укомплектованным был только мотострелковый батальон, которым командовал майор Г.Ф.Кривошеев. Караульная служба, боевая подготовка и хозяйственные работы возлагались исключительно на его батальон. Большую помощь молодому комбату оказал командир полка полковник В.Д. Шевченко. Многому научился у опытных командиров Ю.В. Тухаринов, В.И. Ротанин, А.П. Пильников. Это помогало ему справляться с любыми задачами без замечаний.
В мае 1967 года Г.Ф. Кривошеев был назначен на должность заместителя командира учебного мотострелкового полка 48-й учебной танковой дивизии, а через год – командиром этого же полка с досрочным присвоением звания «подполковник». Много работал, перенимая опыт соседних полков. После нескольких трудных месяцев пришло признание сослуживцев: на партийной конференции его избрали в партийную комиссию Киевского военного округа. За этим органом в советских Вооружённых Силах нередко было последнее слово, когда речь шла о военной карьере офицерского состава. В 1969 году на волне выдвижения молодых, перспективных командиров Г.Ф. Кривошеева утвердили на должность начальника штаба 48-й учебной танковой дивизии.
Свои новые обязанности он освоил довольно быстро. Особенно сложным для него оказался этап, когда на посту командующего Киевским военным округом генерала армии В.Г. Куликова, требовательного, знающего свое дело военачальника, но мало бывавшего в учебной дивизии, сменил генерал-полковник Г.И. Салманов. Новый командующий считал, что учебная дивизия по определению должна быть образцово-показательной не только с точки зрения учебного процесса, но и обустройства. Поэтому начальнику штаба пришлось вплотную заняться строительством здания штаба дивизии, казарм и жилых помещений, причём большинства объектов – хозяйственным, а жилых домов – подрядным способом. В такой ситуации многое зависело от умения «достать» строительный материал. Немало инициативы и выдумки потребовало от него строительство 90-километровой дороги вдоль Киевского водохранилища, соединявшей Десну с Киевом. Все поставленные задачи начштаба успешно выполнил и был вознаграждён учёбой в Академии Генерального штаба Вооружённых Сил СССР. Её слушателем он стал в 1971 году.
Два года учёбы, защита дипломной работы и очередное назначение: 1 августа 1973 года Г.Ф. Кривошеев прибыл в Прикарпатский военный округ, в 13-ю армию со штабом в Ровно (Украина), на должность командира
161-й мотострелковой дивизии, дислоцировавшейся в Изяславе. В эти дни в дивизию для ознакомления приехал тоже вновь назначенный командующий войсками округа генерал армии В.И. Варенников. В течение двух лет он, крупный военачальник, с богатым фронтовым опытом, будет последовательно учить молодого комдива практике совершенствования боевой и мобилизационной готовности соединения. Были выходы всего соединения по тревоге, без развёртывания и с полным развёртыванием, а в 1975 году – успешная сдача инспекторской проверки, которую проводил министр обороны СССР. В феврале того же года Г.Ф. Кривошееву было присвоено воинское звание генерал-майора. Буквально через несколько дней раздался телефонный звонок из штаба округа. Распоряжение командующего В.И. Варенникова было кратким: «Передать должность заместителю и через два часа убыть в штаб
38-й армии». Так Г.Ф. Кривошеев оказался в Ивано-Франковске начальником штаба 38-й армии. Временно генерал-майору Кривошееву пришлось исполнять также обязанности и командующего армией, так как штатный командарм, генерал-лейтенант В.М. Гордиенко, убывал на курсы в Москву. Новый командующий, генерал-лейтенант В.В. Колесов, прибыл лишь через несколько месяцев. С ним он прекрасно сработался.
В феврале 1979 года Г.Ф. Кривошеева ждало новое повышение по службе: ему предстояло занять должность начальника штаба Северной Группы советских войск, части и соединения которой дислоцировались на территории Польской Народной Республики. Однако уже в марте он оказывается в Ташкенте в качестве начальника штаба Туркестанского военного округа (ТуркВО). Столь неожиданная кадровая «загогулина» была связана с осложнением военно-политической обстановки у южных границ СССР. Возрастало значение Туркестанского военного округа, оказавшегося на важнейшем южном стратегическом направлении. Началось его всестороннее укрепление. Отправляя энергичного и инициативного командарма в Ташкент, начальник Генерального штаба маршал Советского Союза Н.В. Огарков, сделавший немало для становления Кривошеева как военачальника, во время беседы с ним обратил внимание на обострение обстановки вокруг Афганистана. «Возможно, – сказал маршал, – в случае осложнения обстановки придется идти в Афганистан. Готовьтесь».
С таким напутствием Г.Ф. Кривошеев 8 марта 1979 года прибыл в ТуркВО, где уже шло учение войск в Каршинских степях. Высокое доверие всегда требует такой же высокой ответственности. Тем более у такого должностного лица как начальник штаба. Ведь именно в его руках сосредоточены все вопросы, связанные с боевой подготовкой войск, их повседневной жизнью и обустройством. Предстояло в короткий срок разобраться с состоянием частей и соединений округа, их обеспеченностью вооружением и техникой, укомплектованностью личным составом и качеством его военной подготовки. Начальнику штабу округа была предоставлена широкая инициатива в подготовке войск к выполнению боевой задачи.
В августе 1979 года на командно-штабном учении со штабами соединений округа, был проигран ряд вариантов действий войск. Это позволило определить минимально необходимые силы для осуществления организованного ввода войск в Афганистан, маршруты движения, места дислокации, порядок использования аэродромов, организацию взаимодействия с авиацией. Учения показали, что минимальная численность войск для выполнения боевой задачи должна находиться в пределах 65 тысяч человек с её наращиванием в зависимости от складывающейся обстановки. Эти выводы были использованы в проектах распорядительных документов, подготовленных для направления в армию, которой еще не было и которой предстояло входить в Афганистан. Конкретные предложения по результатам проработки были доложены начальнику Генерального штаба и министру обороны. Они стали основой для подготовки плана возможного ввода ограниченного контингента советских войск в Афганистан.
10 декабря 1979 года начальник штаба округа генерал Г.Ф. Кривошеев получил распоряжение от начальника Главного оперативного управления Генерального штаба генерала армии В.И. Варенникова о приведении войск, предназначенных для ввода в Афганистан, в полную боевую готовность. Из развернутых войск была сформирована 40-я армия, а за счет офицеров штаба округа – её управление. А 25 декабря 1979 года поступил приказ о вводе войск в Афганистан. Забот у начальника штаба округа прибавилось многократно. Для решения возникавших вопросов не хватало и суток. Сложным оказалось обеспечение материально-техническими средствами ушедших вперед войск. Большие расстояния на незнакомой территории, бездорожье, сложные горные перевалы, неопытность водителей, некомплект наливного транспорта, неразвитая аэродромная сеть, охрана коммуникаций и гарнизонов – все вдруг стало проблемой и требовало от начальника штаба немедленного решения. С этого момента управление округа перешло на режим работы штаба фронта.
Дружный коллектив управления ТуркВО под руководством командующего войсками округа Ю.П. Максимова, членов Военного совета В.С. Родина, Н.А. Моисеева и начальника штаба округа Г.Ф. Кривошеева, четыре с половиной года напряженно работавших без отпусков и выходных в сложнейших условиях боевой обстановки, со своей задачей справился. Не в последнюю очередь, благодаря им командующий 40-й армии, действовавшей в Афганистане, генерал-полковник Б.В. Громов получил возможность доложить, после вывода советские войска из Афганистана: «Задание Родины выполнено!».
В апреле 1984 года Г.Ф. Кривошееву было присвоено звание генерал-полковника, а в июне того же года он был назначен начальником штаба Группы Советских войск в Германии (ГСВГ). ГСВГ была в группировке советских войск особым воинским организмом. Почти полмиллиона личного состава, новейшая боевая техника. Главным в работе начальника штаба Группы была забота об обеспечении высокой боевой готовности войск. Поэтому не было дня, чтобы в ГСВГ не проходили командно-штабные или войсковые учения, причём нередко с боевыми стрельбами. Новая должность обязывала также представлять и отстаивать интересы своей страны, работая с военными миссиями Англии, США и Франции. Генерал-полковник Кривошеев находился на передовой линии противостояния двух идеологических систем. Отдыхом нельзя было считать даже торжественные приемы с участием зарубежных гостей. Мнение начальника штаба Группы по различным вопросам поддержания мира в Европе хотели слышать западные журналисты, с советским генералом искали встреч военные атташе. За действиями начальника штаба, даже за его передвижением по территории Восточной Германии внимательно следили западные военные специалисты.
В январе 1987 года генерал-полковник Г.Ф.Кривошеев был назначен начальником Главного организационно-мобилизационного управления - заместителем начальника Генерального штаба Вооруженных Сил СССР. На этот раз его профессиональная деятельность проходила на уровне государственной важности, требовавшей исключительной ответственности. Г.Ф. Кривошеев не стеснялся учиться у старших начальников, перенимать необходимые знания у подчиненных и сослуживцев, что поднимало его авторитет в Генеральном штабе и в войсках. По инициативе Г.Ф. Кривошеева было произведено сокращение частей, находящихся в подчинении других ведомств, а также аппарата самого Генерального штаба.
В 1991 году переломные события в жизни советского государства затронули судьбы многих военачальников. В сентябре того года он вышел в отставку. Не в характере Г.Ф. Кривошеева сидеть дома, «на печке». Уйдя из армии, он возглавил группу историков-исследователей, которую создал по рекомендации маршала Советского Союза Д.Т. Язова, в то время министра обороны СССР, ещё работая в Генштабе. Окунулся в большую поисковую работу.
Группа под его руководством установила по сохранившимся документам все виды людских потерь в годы Великой Отечественной войны, рассекретила и опубликовала их в открытой печати. Результатом многолетних исследований архивных документов стало появление книги «Гриф секретности снят». Она вызвала интерес у многих читателей, а также отечественных и зарубежных ученых-историков. Лондонское издательство «Гринхилл Букс» перевело её на английский язык. Важнейшая цель издания заключалась в том, чтобы воспрепятствовать фальсификации итогов Второй мировой войны. Григорий Федотович выступает перед слушателями военных академий, военных и гражданских институтов, учащимися и преподавателями школ, где доказательно защищает правду о военной истории Отечества, подтверждая решающую роль советских войск в разгроме гитлеровских войск. Теперь именно это является передним краем борьбы Г.Ф. Кривошеева.
Результатом дальнейшего исследования группы больших и малых войн, которые вел СССР, стало появление книги «Россия и СССР в войнах ХХ века», а затем труда «Великая Отечественная на земле Российской». Группа Кривошеева принимала участие в подготовке обзорных томов Всесоюзной и Всероссийской Книг Памяти павших.
Награждён орденами Октябрьской Революции (1985), Красного Знамени (1980), Красной Звезды (1976), «За службу Отечеству» III степени (1991) и многими иностранными орденами и медалями.
Свое свободное время посвящает исследованию вопросов военной истории.
Живёт и работает в Москве.